Ирина Каминская (frau_kam) wrote,
Ирина Каминская
frau_kam

От Патриарших к "Грибоедову"!

Вчера наконец вытащили себя из дома, чтобы отправиться в  длительную прогулку по любимому Городу. Давненько не было в нашей жизни таких прогулок!

На этот раз valkam решил пройти маршрутом Ивана Бездомного. Гулять, так гулять!


Доехали до Пушкинской площади и отправились вниз по Тверскому бульвару до Патриарших.


Очень люблю это место – тихо, уютно, пруд с лебедями. Пастораль, одно слово. М.А.Булгаков как специально поместил своих героев именно сюда, где, казалось бы, ничего сверхъестественного произойти не может, если вы не имеете намерений разговаривать с неизвестными.




Вот и скамейка та самая, где «в час жаркого весеннего заката …появилось двое граждан», а затем после неожиданной кончины несчастного Берлиоза вследствие отрезания головы комсомолкой с Иваном Бездомным «приключилось что-то вроде паралича».
( иллюстрация Виктора Ефименко)

Пометавшись, как известно, к турникету и обратно, Иван бросился в Патриарший переулок, преследуя злодеев.

Вот здесь, видимо, и был злосчастный турникет, поворачивал трамвай, а Аннушка пролила своё масло и "весь подол изгадила".


«Иван ахнул, глянул вдаль и увидел ненавистного неизвестного. Тот был уже у выхода в Патриарший переулок, и притом не один. Более чем сомнительный регент успел присоединиться к нему. Но это еще не все: третьим в этой компании оказался неизвестно откуда взявшийся кот, громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерийскими усами. Тройка двинулась в Патриарший, причем кот тронулся на задних лапах.
Иван устремился за злодеями вслед и тотчас убедился, что догнать их будет очень трудно».


Ну, а мы проследовали за Иваном вполне прогулочным шагом, попутно вспоминая строки любимого романа.
«Тройка мигом проскочила по переулку и оказалась на Спиридоновке».


Здесь мы ненадолго оставили Ивана и отклонились от маршрута. Хотя, можно ли считать отклонением посещение дома-музея Горького, вопрос спорный. Есть версия, что образ Мастера писался не без влияния одиозной личности Буревестника Революции, проживавшего в Москве в особняке миллионера Рябушинского. Посещение музея бесплатно. Выдают  пыльные войлочные тапки. В них можно пошаркать по натёртому паркету особняка, вдыхая удивительный запах старого московского жилища, где много-много книг, а готовят в отдалённой кухне, потому запахи не долетают. Чудесным образом внук красильщика Алёша Пешков оказался в этом месте, превратившись в великого Максима Горького, которого побаивались даже революционную власть предержащие.  Большой тайны был человечище.


Однако, следуем далее за незадачливым Иваном Николаевичем по Спиридоновке.


фото Ж.Лурье

«Сколько Иван ни прибавлял шагу, расстояние между преследуемыми и им ничуть не сокращалось. И не успел поэт опомниться, как после тихой Спиридоновки очутился у Никитских ворот, где положение его ухудшилось. Тут уж была толчея, Иван налетел на кой-кого из прохожих, был обруган. Злодейская же шайка к тому же здесь решила применить излюбленный бандитский прием — уходить врассыпную.»


«Занявшись паскудным котом, Иван едва не потерял самого главного из трех — профессора. Но, по счастью, тот не успел улизнуть. Иван увидел серый берет в гуще в начале Большой Никитской, или улицы Герцена. В мгновение ока Иван и сам оказался там. Однако удачи не было. Поэт и шагу прибавлял, и рысцой начинал бежать, толкая прохожих, и ни на сантиметр не приблизился к профессору.»

«И двадцати секунд не прошло, как после Никитских ворот Иван Николаевич был уже ослеплен огнями на Арбатской площади. Еще несколько секунд, и вот какой-то темный переулок с покосившимися тротуарами, где Иван Николаевич грохнулся и разбил колено.  Опять освещенная магистраль — улица Кропоткина, потом переулок, потом Остоженка и еще переулок, унылый, гадкий и скупо освещенный.

И вот здесь-то Иван Николаевич окончательно потерял того, кто был ему так нужен. Профессор исчез. Иван Николаевич смутился, но ненадолго, потому что вдруг сообразил, что профессор непременно должен оказаться в доме № 13 и обязательно в квартире 47.»

В квартиру подняться теперь нельзя, домофоны. Тем, кто хочет посмотреть, как бежал поэт Бездомный  плюс волнующий эпизод в квартире - сюда, а мы вслед за Иваном отправляемся к Москва-реке.

«В пустынном безотрадном переулке поэт оглянулся, ища беглеца, но того нигде не было. Тогда Иван твердо сказал самому себе:—    Ну конечно, он на Москве-реке! Вперед!»

Теперь становится ясно, отчего пучеглазый памятник  установлен именно в этом месте – отмечает место купания Ивана!


«Иван оборвал пуговицы с кальсон там, где те застегивались у щиколотки, в расчете на то, что, может быть, в таком виде они сойдут за летние брюки, забрал иконку, свечу и спички и тронулся, сказав самому себе:
— К Грибоедову! Вне всяких сомнений, он там».

До «Грибоедова» (дома Герцена) мы дошли и даже потолкались возле МХАТа в надежде разжиться билетами на спектакль «Мастер и Маргарита». Но, видимо, театр на гастролях, никто нам не открыл.

Итого по карте маршрут составил около 9 км, неплохо для начала. Останавливались дважды - поесть в Шоколаднице на Кропоткинской и на Тверском бульваре искали номер дома предполагаемого Моссолита, который запямятовали.  Ноги болят неимоверно, надо больше тренироваться.

И ещё. Ресторан "Старый Берлин" на Арбате, прекрасное место, где давали чУдную свиную рульку с капустой и настоящее немецкое пиво, теперь закрыт. А вместо него ...музей пыток. Вот это как понимать, граждане, я даже и не знаю. Ещё одним "вкусным местом" в Москве стало меньше...


Tags: Арбат, Б.Никитская, Город, Мастер, Патриаршие, Пречистенская наб., Спиридоновка, музей Горького, прогулка
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments