Ирина Каминская (frau_kam) wrote,
Ирина Каминская
frau_kam

Возможен ли отказ от доллара?

1233739602_1-2

А зачем нам вообще эта зелёная бумажка?

Отвечает экономист Александр Купцов:

Оригинал взят у bancir в Возможен ли отказ от доллара?
Есть некоторые мысли о перспективах создания региональной валюты и о том, почему доллар и евро являются неустойчивыми валютами.

Про отказ от долларовой системы
На сегодняшний день у нас практически все расчеты на мировом энергетическом рынке ведутся в двух валютах — это доллар и евро, соответственно, они являются основными.
То, что произошло за последние два-три года, свидетельствует о том, что мировой энергетический рынок потихоньку отходит от расчета в долларах. Страны ОПЕК приняли соглашение, по которому с 2018 года они отказываются от расчетов за нефть в долларах США. Все пытаются избавится от этого доллара, но не знают, как, потому что плохо будет не только экономике США, но и всем остальным, поскольку доллар проник везде и является основой всех мировых финансовых потоков. От него так сразу не избавиться, хотя он не является надежным.
Россией предпринимались попытки торговать нефтью и газом на нашей территории в рамках биржи "Репко" в Санкт-Петербурге за рубли, но особо желающих и таких впечатляющих объемов там не было, поэтому мы пока безальтернативно торгуем в долларах.
С США напрямую мы не ведем торговлю нефтью и газом, поэтому мы можем говорить, в общем-то, о том, какие у нас контрагенты. А основные контрагенты по газу, по нефти — это ЕС, соответственно, мы можем спокойно перейти на евро. По нефти, по газу на восточном направлении — это Китай, можем перейти на взаимный обмен "юани — рубли", какую-то еще систему.
В том случае, если США все-таки сумеют убедить руководителей ЕС отказаться от экспорта газа из России, то, здесь уже можно говорить о том, что, во-первых, это будет большой удар по "Газпрому". Последние цифры говорят о долге "Газпрома" в 300 миллионов долларов, это уже достаточно серьезная сумма, и в случае, если мы потеряем основных контрагентов, конечно, "Газпрому" придется несладко в будущем.
Россия — это примерно 30% — 35% поставок всего газа в Европу, значит, кто-то должен занять это место. Кто может его занять? Гипотетически можно снять санкции с Ирана, в таком случае, можно с Ираном подружиться, построить быстро какой-то газопровод альтернативный к "Южному потоку", который сейчас пытаются власти реанимировать, активизировать строительство.
Можно попробовать ввозить газ из США. Речь идет о сланцевом газе, но здесь опять-таки встает вопрос о дороговизне добычи сланцевого газа, а еще он не экологичен, но это уже второй вопрос.
Еще один момент: технология сжижения сланцевого газа, скорее всего, отличается от технологии сжижения природного газа.
Насколько США уже обладают этой технологией? Даже если США научились сжижать газ сланцевых пород, то в случае если ЕС откажется от нашего экспорта, думаю, США в одиночку не потянут такой объем.
Это порядка 200-220 миллиардов кубометров в год. Поэтому, видимо, придется пойти на уступки, с Ираном попробовать договориться, не знаю, насколько там сможет поучаствовать Катар, что тоже достаточно проблематично, поскольку напрямую там ничего нет, либо опять же строить какие-то дорогостоящие газопроводы через всевозможные водные и другие преграды, либо, опять же, сжижать и поставлять в Европу.
Что касается расчетов — я думаю, что мы готовы продавать нефть и газ за любую валюту: за доллар — давайте за доллар, за евро — еще лучше. Хотя, и доллар, и евро являются неустойчивыми валютами на сегодняшний день в связи с происходящими экономическими процессами, и в экономике стран ЕС, и в экономике США, ну вот евро на сегодняшний день можно считать чуть более устойчивой и надежной, чем доллар США.

Про создание региональной валюты
Курс любой валюты базируется на том, насколько сильна экономика. Что касается региональной валюты, применительно к постсоветскому пространству, то есть странам СНГ, то здесь сразу, без вариантов, просится, напрашивается российский рубль стать региональной валютой. Но насколько он сможет стать сильной, насколько устойчивой?
Экономика у нас экспортно-ориентированная, мы полностью зависим от экспорта углеводородов, нефти и газа, соответственно чем дешевле будет наш рубль, слабее, тем больше рублей мы получим внутрь, реализовав за доллары или евро.
Но внутри у нас курс чем слабее, тем лучше, и вот что мы сейчас наблюдаем в процессе девальвации: на входе в декабре было 43 рубля за евро, сейчас там почти 51, то есть у нас входящий поток увеличился фактически на 20% в рублевой массе, при этом ничего не поменялось: сколько экспортировали в прошлом году, столько и в позапрошлом году, плюс-минус в пределах погрешности 2-3%.
Что касается именно сильной экономики, у которой может быть сильная валюта — это экономика, которая обладает серьезными производственными возможностями, к тому же достаточно большой спектр продукции должен производится на территории данной страны.
У нас же противоположная ситуация, то есть мы берем то, что нам, простите, дала мать-природа, добываем из земли, продаем, и покупаем то, что нам необходимо, за рубежом, наша зависимость и вовлеченность в мировую экономику, я думаю, составляет порядка 50%.
То есть мы ввозим половину того, что мы употребляем, начиная от продуктов питания, заканчивая одеждой, про лекарства я вообще не говорю, лекарства практически все у нас ввозные, порядка 90%, мы полностью зависим от ввоза, а своего ввоза нет.
У нас потенциал производства на сегодняшний день стремится к нулю, если посмотреть даже цифры официальные на сайте Росстата, и сравнить показатели промпроизводства января 2014 года с январем 2012, то мы увидим, что у нас динамика будет отрицательная, соответственно, у нас промышленное производство сокращается.
А на чем тогда будет базироваться наша сильная региональная валюта? На каких-то наших патриотических порывах, как с Крымом? Или, простите, на псевдовеликодержавном пафосе?
Как великую державу страну будут воспринимать только тогда, когда будет в достаточной степени развита экономика. Если на нас смотрят как на поставщика услуг, то ни о какой великой державе говорить мы не можем. В общем, великодержавность не может основываться на том, что у нас безумно богатое чиновничество, которое имеет достаточно крупные счета и недвижимость за рубежом.
Великодержавность — это когда идеальные дороги, когда скоростные поезда, когда ЖКХ не разваливается, из пятиэтажек всех переселили, когда у нас все работает безостановочно, когда вы отъезжаете на 100 километров от Москвы и не попадаете на глиняную дорогу, где на автомобиле застреваете. Вот это великодержавность, все остальное — это просто пустая болтовня.
Сильный рубль у нас сейчас быть не может, поскольку производство у нас на сегодняшний день, можно сказать, приходит в упадок. В свое время — скажем, при Хрущеве — началась химизация, была сильнейшая химическая промышленность, самая мощнейшая в мире к 80 годам 20 века. У нас была мощнейшая машиностроительная отрасль, у нас много покупали машиностроение среднее, тяжелое и так далее.
А на сегодня у нас машиностроение практически свелось к нулю, химия то же самое, у нас даже калийные заводы, с удобрениями, тоже на сегодняшний день пытаются выжить, но при этом сокращаются, выживают сокращаясь, как сбрасывает хвостик ящерица. Вот они хвостик по кусочку отрезают, все меньше и меньше становятся, в итоге, они придут к нулю. Я уже не говорю о легкой промышленности, о пищевой промышленности и так далее.
Поэтому основы для сильного рубля я не вижу на сегодняшний день, принимая во внимание то состояние, в каком находится наша экономика. Для того, чтобы рубль стал сильным необходимо заниматься не популизмом, маркетингом международным, все вот эти Олимпиады — это, конечно, хорошо, но не в нашей ситуации, не для нашей экономики на текущий момент. Эти деньги необходимо направить на развитие именно производственной составляющей нашей экономики.
Еще Маркс говорил, что если вы хотите, чтобы государство было суверенным, у него должна быть своя собственная работающая экономика. А что такое работающая экономика? Это экономика, в которой есть производство. Есть производство — есть экономика — есть государство. Производства нет — значит, валится постепенно экономика, после валится государство. Это не алармизм, это обычная, стандартная экономическая формула, которая работает во все времена, и будет работать еще, и Маркса пережила, и нас переживет, еще и будущее поколение переживет.
Эти деньги лучше было бы направить на поднятие производства продукции, на которую есть устойчивый спрос внутри страны, и на те производства, в которых мы имеем какие-то более менее конкурентные преимущества и продукт которых мы можем в какой-то мере экспортировать каким-то странам.
Хотя вот в связи с последними событиями вряд ли уже кто с нами будет дружить, вряд ли кто на нас будет смотреть, вряд ли кто-то у нас что-то будет покупать, имеется ввиду кроме нефти и газа, потому что без этого они умрут, замерзнут и останутся голодными.
Поэтому оснований для введения региональной валюты, ее, так сказать, силы, ее на сегодняшний день, пока не вижу.

Subscribe
promo frau_kam june 2, 17:14 70
Buy for 50 tokens
Друзья, кто знает, откуда мог взяться такой сюжет? Кто автор? Как называется произведение? Прошу помощи. Очень нужно дружественному ребёнку для дипломной работы. Люди готовятся к прибытию пришельцев, очень сильно их ждут, но в намеченный срок никто не прилетает, только метеоритный дождь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments