Ирина Каминская (frau_kam) wrote,
Ирина Каминская
frau_kam

Доктор Либкнехт или почём нынче но-шпа для народа

Скорая забрала меня с болью, где аппендикс. Хотели везти в четвёртую, но там я уже была с коленкой и взмолилась, поэтому добрый док повез поближе, в 13-ю.
Приёмный покой стал первым кругом ада. Довольно смешным.

Медики работали споро. Толпа легко и тяжелораненых постепенно редела. Разнообразие вносили бомжи. Вонючее тело на каталке оглашало своё жизненное кредо:
– Пью пятьдесят лет!
– Ума нет, - подхватывал проходящий мимо доктор.
– Мама, милая мама, я тебя не ругаю! - уверяло тело уже из помывочной женщину с искажённым лицом и в костюме хим.защиты.
Жирный запах дезинфекции вперемешку с вонью разложения загоняли страждущих исцеления в шарфы и воротники. Люди покорно ждали своей очереди.

Два часа прошли незаметно. Наконец, все разошлись. Вдогонку уходящим неслись требования мытого бомжа: «Позвони мне, позвони!» и «Жрать дайте!».

Попав в отделение, я была приятно поражена. Стены голубые с розовым. Пол плитка. Никакого драного линолеума и облупившихся углов. Китайская роза в кадке. Кулеры.
– Мест нет! – категорично произнесла постовая сестра, чем упрочила ассоциации с гостиницей средней руки в недалёком Замкадье.
– Только платные палаты. Тыща триста сутки. Будете брать?
– Буду, - ответила я, а что делать.
– Ждите.
Два часа прошли незаметно. Мимо шаркали больные, бодро носился мед. персонал, возили швабрами уборщицы. Наконец, лишние люди выписались, и нас с ещё одной тёткой поселили в палату за деньги.

В больнице я не была давно и не переставала удивляться. Зелёные стены, постельное бельё тоже зелёное, холодильник, микроволновка, чайник, шкаф для одежды. На двери надпись: ваш врач доктор Либкнехт. Всё это вселяло оптимизм, как и то, что не надо будет бегать в общий туалет на этаже. Душ тоже был. Делить его пришлось, правда, с мужчинами из соседней палаты, но пока мы об этом не подозревали и бодро обустраивались.

Два часа прошли незаметно. Доктор Либкнехт, против ожидания без пенсне и усов, на вопрос «как его зовут» ответил «доктор Либкнехт». Написано же, в самом деле. Бегло осмотрев меня, доктор Либнехт сказал, что не знает, зачем я здесь. Сознаюсь, что и сама нередко задаю себе этот вопрос без ответа.
Остаток дня прошёл скучно. Никто нами не интересовался за исключением сестры-хозяйки, напомнившей, что касса работает до 16.00 и следует внести оплату за три дня.

Вскоре нас постигло разочарование с местами общего пользования. Соседи обильно оросили их содержимым своих мочеприёмников. Сестра-хозяйка растворилась без следа. Нянечек не было. Совместными усилиями мы с соседкой нашли какую-то тётеньку в медицинской одежде (теперь это не так просто, потому что медики, маскируясь под больных, носят весёленькие пижамки вместо суровых «хирургичек»). Тётенька выловила уборщицу, и гуманитарная катастрофа была приостановлена. Мы улеглись чистыми.

Мужчины за стеной незлобливо матерились под какую-то спортивную передачу, соседка, поведав мне первую часть краткой истории своей жизни, смотрела Дом-два. Я баюкала боль в боку. Неожиданно пришла сестра со шприцом наизготовку:

– Вам что?
– А что, есть выбор?
– Но-шпа, диклофенак, кетонал…

Выбор из малоизвестного не мой конёк. Предпочитаю обратиться к специалисту:
– Что вы посоветуете?
– Кетонал сильнее.
– Давайте кетонал.
Соседка, смущённо улыбаясь, заказала но-шпы.

Следующий день ничем не отличался от предыдущего, кроме того, что на ночь всем давали ношпы. Она не помогала. Доктор Либкнехт ещё раз повторил, что мне в отделении делать нечего, я здорова, но раз уж я здесь, пойду на гастроскопию, а то ему перед страховщиками отвечать.  Опыт гастроскопии у меня был печальный. Я отказалась.

– Будете писать письменный отказ, - устрашил доктор.
– Легко.
– Почему не хотите?
– Не вижу смысла. Болей в эпигастрии нет и всё такое…
– И что? Рак желудка четвёртой степени протекает бессимптомно. Когда болит, значит, уже всюду проросло. Так что подумайте.

Доктор ушёл. Я стала думать. От скуки сделала селфи на телефон. Зелёные стены и наволочка наводили на мысли о виде post mortem. Вся надежда на грим. И тут уж как повезёт. Бывает, так разукрасят, что лучше бы…

Прервала ход моих мыслей торговка, шумно ввалившаяся в палату.
– Трусики, девочки, бюстики, маечки, штанишки, полотенчики недорого!
Не дав нам опомниться, тётка рассыпалась товаром. Зелёный интерьер заметно оживился пёстрыми полотенцами и трико фантазийных расцветок. Соседка выбрала панталоны в синюю розу. Неловко огорчать человека, тащившего сумку на шестой этаж. Но я же борюсь со спонтанным шоппингом. Мой ответ нерешительное «нет».

– Есть бюстики на вас, -  не сдаётся торговка.
Блефует. Нет у неё таких «бюстиков». Отказать уже легче. И я отказываю.

Пребывание моё в больничке с но-шпой по 1300 в сутки могло бы длиться долго, если бы не практичный муж. Он быстро разъяснил доктора и забрал меня домой на день раньше оплаченного срока. Дома хорошо.

Из больницы звонили возмущённым голосом:
– Вы ушли и не оплатили!

Блеф, конечно.
Tags: для хохота, житие мое, почитать, рассказ, тошно
Subscribe
promo frau_kam june 2, 17:14 70
Buy for 50 tokens
Друзья, кто знает, откуда мог взяться такой сюжет? Кто автор? Как называется произведение? Прошу помощи. Очень нужно дружественному ребёнку для дипломной работы. Люди готовятся к прибытию пришельцев, очень сильно их ждут, но в намеченный срок никто не прилетает, только метеоритный дождь…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →